Избранная запись

Добрый день, дорогие друзья!

DSC00051

Меня зовут Ирина Рыженко. Я — клинический психолог-психотерапевт, бизнес-тренер, кандидат психологических наук. Работаю в русле глубинной психологии. Занимаюсь частной практикой в г. Ставрополе. Цель моего блога — популяризация психологических концепций для всех, кто этим интересуется. Присоединяйтесь!

Дополнительную информацию о моей профессиональной деятельности вы можете посмотреть на сайтах www.best-resurs.ru Центр развития персонала «Best-ресурс» и www.wtainy.ru проект «Тайны Женственности», Записки психотерапевта в вконтакте

Фильм «Геракл. Начало легенды» — как метафора этапов взросления мужчины

kinopoisk.ru

В мифах, сказках и других архетипических сюжетах,  как правило, отражается внутренний психический мир человека, оживая в образах героев, их врагов, помощников и других персонажах.

Образы фильма «Геракл. Начало легенды», на мой взгляд, отражают динамику внутреннего процесса мужского становления на пути к истинной мужественности.

Начинается фильм с того, что ребенок рождается не от мужчины, а от бога Зевса с благословения его жены Геры. На символическом уровне это означает, что в каждом мужчине (собственно, как и в женщине) есть не только земное начало от отца и матери, но и нечто вечное, божественное, то, что в глубинной психологии называется самость. Это вечный зов поиска своего места и предназначения в мире, высший смысл существования, миссия, которая делает жизнь наполненной и счастливой.

Очень важный фрагмент в фильме, когда Гера говорит: «Ты должен согласиться с тем – кто ты. Лишь тогда ты раскроешь заложенные в тебе силы. Прими своего отца и ты откроешь мощь, о которой сейчас помыслить не можешь». Гера имеет ввиду отца– Бога. На символическом уровне она призывает Геракла(и каждого мужчину) признать существование Духовного в дополнение к Земному.

В фильме Геракл не сразу верит в свое божественное происхождение. И встретившись с Герой, она принимает ее за сумасшедшую. Но в жизни Геракла наступает такой момент, когда он прикован цепями к монолитам и на его глазах расправляются с близкими ему людьми. В отчаянии он обращается к небу со словами: «Отец! Я верую в тебя! Даруй мне силу!» и бог дает ему силы справиться с обидчиками. Армия переходит на сторону Геракла, он получает уважение и почет.

Так и в жизни реального мужчины наступает прозрение, что его путь, путь его Духа нечто большее, чем земное воплощение. И если реальный мужчина вступает в контакт с богом внутри себя, Юнг бы сказал – начинает чувствовать свою самость, себя истинного, мужчина начинает становиться гораздо сильнее, он наполняется силой Вечного Мужского. И самое загадочное понятие «харизма», мне кажется, формируется из этих же психических энергий.

Один из этапов становления мужчины – это конкуренция с отцом. В фильме она показана очень драматично, ярко. В жизни данный процесс бывает не менее драматичным.

В какой-то момент Геракл попадает в западню отца и попадает в плен. Испытание пленом тоже очень символично. Для современного мужчины это может означать – находиться в плену своих иллюзий, незрелых представлений о жизни. Или это может быть плен, когда нужно подчиняться работодателю, «работать на дядю». Или это может быть сладкий плен женских чар. Каждому мужчине важно осознать свой «плен» и выбраться из него.

В фильме мать говорит о том, что «у тебя в жизни есть высшая цель помимо желания любить и быть любимым», а затем богиня Гера повторяет ему нечто подобное: «Ты можешь биться за свою невесту и скакать к ней хоть тысячу дней, но не это главное. Тебе предначертано свершать великие дела».  И действительно, для мужчины гораздо важнее реализовать себя в социуме, совершить свои подвиги: построить дом, развить бизнес или преуспеть в карьере, победить на соревнованиях, завоевать свою территорию в мире. Женская любовь питает сердце мужчины и вдохновляет его на преобразование мира. К ней он припадает как к источнику в минуты отдыха и расслабления. Достижения в социуме делают мужчину Мужчиной.

В мифе и фильме Геракл проходит ряд испытаний, через которые он в итоге преображается и взрослеет. Взросление реального мужчины возможно тоже только путем испытаний. Часто испытанием становится армия, спортивные соревнования и т.п.

Известие о смерти Геракла, его сожжение, оплакивание на символическом уровне означает смерть юноши и перерождение его в новом качестве: повзрослевшим. И действительно в возрасте около 20 лет в мужчине происходят очень важные перемены, осознавания и планы.

В фильме Геракл убивает  льва. На языке символов это может означать укрощение своей «животной» природы, умение управлять своими импульсами и поступками.

Испытания обогащают внутренний мир мужчины духовными ресурсами, осознанием своей силы, чувством «я могу!», а также материальными ресурсами – трофеями, золотом (в современном эквиваленте – способностью обеспечить семью, заработать)

Мальчики, выросшие без испытаний, с соломкой, которую подкладывали заботливые родители, могут застрять в инфантильной стадии надолго. Такие мальчики-мужчины боятся рисковать, пробовать что-то новое и брать на себя ответственность.

Проходя ряд испытаний современный мужчина, как Геракл, закаляется, доказывает свою конкурентоспособность в мужском сообществе, и, как награду, поучает любовь прекрасной женщины. То есть, после всех испытаний-инициаций мужчина твердо стоит на ногах и готов стать мужем и отцом семейства.

Когда родители перестанут калечить своих детей?

педагогика

Недавно меня пригласили в одну организацию провести лекцию об эмоциональном интеллекте. Я стала готовиться и обнаружила удивительную вещь! Дэвид Гоулман заявил миру о значимости эмоционального интеллекта в 1995 году. При этом, я понимаю, что о важности эмоционального мира психологи заявляли уже в начале 20 века. То есть потребовалось 80-90 лет, чтобы научные достижения психологии вошли в жизнь и были признаны обществом!!!
Я подумала о том, что на сегодняшний день сделано много открытий о влиянии раннего развития ребенка на его судьбу, а от родителей по-прежнему приходится слышать такие воспитательные предрассудки, от которых приходишь в ужас! Сколько же лет должно пройти, чтобы родители перестали психологически калечить своих детей?

Почему некоторые талантливые люди не могут заработать?

0804afamilyNC4

Психологических причин может быть много. Я опишу одну из них.

На приеме молодая красивая женщина 30 с небольшим лет – Оля, маркетолог.  Рассказывает о своих проектах. Проекты масштабные, сложные, требующие высокого интеллекта и таланта. Но заказчики не платят или задерживают оплату на несколько месяцев. Женщина в разводе с мужем и буквально «выживает» со своей 9-летней дочерью, постоянно нуждается в помощи родителей.

Вопрос: как с таким интеллектом и такими талантами можно жить в нищете?

Начинаем разбираться.

Мать Ольги  учительница, была у дочери классным руководителем. Соответственно дочь должна была соответствовать статусу и имиджу матери. А это значит – НЕ БЫТЬ СОБОЙ, а быть тем, кем от тебя ожидает мама и социум мамы. Оля старается изо всех сил, потому что очень любит свою маму! Мама недовольна… всегда или почти всегда. Дочь не дотягивает до маминого идеала (и никогда не дотянет, потому что задача невыполнима). Оля верит маме, что она действительно не совершенна и там и сям… Мама ведь знает лучше – у нее опыт, она старше, да еще и учительница! В итоге Оля не ценит себя также, как ее не ценит мать.

Вырастая, Оля «отыгрывает» ситуацию с матерью со своими работодателями. Она из кожи вон лезет – создает шедевры, но бессознательно обесценивает их, как в свое время мать обесценивала  любые ее достижения. Работодатель это чувствует, точнее сказать, считывает  и не оценивает – цену платить не хочет, не видит ценности  в этом.

Исповедь самоубийцы

таро

Александру Михайлову (1952-1985) посвящается…

Пишу письмо из мест, откуда не возвращаются. Я ушел из жизни в 32 года, повесился. С тех пор прошло 29 лет. Сын вырос… Теперь он старше меня, ему 37.

Родственники и знакомые долго не могли поверить в то, что случилось. Задавались вопросом: «Что побудило?», жалели: «Такой молодой», ругали: «Не пожалел даже сына!», удивлялись: «Не испугался суда Господнего!», ведь самоубийц не чествуют в загробной жизни.

Я и сам долго не понимал своих чувств, знал только что делаю это для своей матери и ресурсов для жизни у меня больше не было, поэтому и не страшил меня даже адский огонь.

У меня было достаточно времени во всем разобраться и со своими чувствами тоже. В день самоубийства, да и всю предшествующую жизнь я испытывал к матери клубок чувств, одновременное существование которых на земле кажется невозможным. Это чувство безумной любви вместе с безумной ненавистью и связанную с этим вину, потому что мать нельзя ненавидеть… Так когда-то сказала или дала мне понять мать, а я всегда стремился быть послушным мальчиком… И еще я чувствую безумное одиночество и бесконечную боль обид за те несправедливые наказания и оскорбления, которые обрушивала на меня мать.

Не очень-то осознавая эту карусель чувств, я старался скрыть их от окружающих и от самого себя. Это требовало напряжения всех моих психических сил и угнетало мое настроение. Я отвлекался как мог различными интеллектуальными занятиями:  с интересом изучал журналы «Наука и жизнь», «Техника молодежи», самостоятельно изобретал различные электрические приборы, конструировал радиоприемники. Я мог бы всему научить своего сына…

Почему я это сделал?

Я это сделал из любви к тебе, дорогая мама! Ты так часто меня ненавидела, что я постепенно пришел к выводу, что угодить тебе я могу только исчезнув с этого света.

С другой стороны, я это сделал из ненависти к тебе. Я понимал, что где-то в глубине души ты все-таки меня любишь и какая-то часть тебя расстроится, если меня не станет. Мне хотелось причинить тебе боль, отомстив за ту боль, которую годами ты причиняла мне.

Есть еще одна причина. Ты меня так убедила в том, что я никчемность и я сам поверил в то, что такому ничтожеству, как я нечего делать на земле.

Тогда я не мог так разобраться со своими чувствами, как могу сделать это теперь. Только теперь я понимаю, что это была детская попытка достучаться до твоего сердца, привлечь к ответственности за то, что ты делала с моей душой, найти отклик и понимание. Понимание того, что я тоже человек со своим восприятием мира, интересами, хрупкостью…

Твои безумные скандалы на ровном месте, твои неадекватные реакции, которые не соответствовали моим проступкам, глубоко ранили мою детскую душу своей несправедливостью. После них я постоянно чувствовал опустошение и разрушенность и мне требовалось много времени, чтобы снова вернуться к жизни. А твои импульсивные всплески агрессии в адрес своих детей повторялись снова и снова. Ты срывала на мне свою ярость за то, что твой муж – подлец, за свое плохое настроение и просто так.

И сейчас для меня страшнее всего осознавать, спустя 29 лет, что моя жертва напрасна. Ты ушла из жизни в положенный срок так ничего не переосмыслив и не раскаявшись. Спасибо, что исправно ходила на могилку, сажала цветы и лила слезы. Эти лживые показушные слезы, обман для соседей и для себя самой.

Если бы моя душа могла плакать, она пролилась бы на землю многодневным дождем, который бы затопил все вокруг – столько в ней невыраженной детской боли! Плакать ты мне тоже не разрешала, говоря, что мужчины не плачут. Я не знаю, плачут ли мужчины, но я знаю, что чувствовать они способны очень сильно.

Я думал, что никогда не разберусь в своих отношениях с тобой. Я разобрался… через свою племянницу и крестную дочь, которая осталась там на Земле и стала психотерапевтом.

Теперь я понимаю, что те противоречивые чувства, которые я испытывал к тебе унесли все мои силы на жизнь и ничто меня тогда остановить не могло.

Твоя дочь, моя сестра стала абсолютной копией тебя в отношении своих детей. Похоже, что она с еще большим упоением, чем ты отравляет не только свои отношения с ними, но и пытается отравить отношения между ними. Какие жертвы будут в этот раз? Какую цену запросит эта мать? Молю небеса, чтобы это была не самая высокая цена, которую пришлось заплатить мне.

Р.S. (Ирина Рыженко) Я это написала это письмо от имени своего родного дяди, который действительно повесился, когда мне было 10-11 лет. Это не дает мне покоя много лет. Писала сердцем, потому что все годы до этого не могла об этом даже думать, не то, чтобы разобраться. Мне кажется я впервые поняла его чувства благодаря работе с клиентами и анализу личных чувств по отношению к своей матери.

Что происходит в психике младенца?

Младенец

Ребенок родился! И начинается ткаться полотно его жизни… И жизни пока вроде никакой! Знай себе ешь и спи. А вот и нет! Полотно уже ткется! Оно еще не заметно, потому что это внутреннее полотно психики: из тонких ниточек впечатлений, из ласковой заботы маминых рук, из общей семейной радости от появления в семье пополнения. Ниточка за ниточкой психика интегрирует переживаемый опыт  в плотную ткань «психического». Именно эта ткань, правильно сформированная в самые ранние периоды жизни позволит противостоять жизненным ветрам и непогодам в будущем.

Родители часто недооценивают ранние переживания ребенка. «Что он там понимает!» — говорят они. Конечно же не понимает, в большей степени ощущает. Именно ранние ощущения лягут в основу восприятия жизни: жизни прекрасна и ей можно доверять или наоборот, мир мне угрожает, доверять никому нельзя.

Внимательные и чуткие родители уважают в своем ребенке личность с самого рождения, прислушиваются к его потребностям и заботливо откликаются на них.

Другие, часто по совету старших членов семьи, подстраивают ребенка под свои интересы. «Пусть кричит, легкие развивает», — советует бабушка. Ребенок покричит-покричит, да и замолкает. Там смотришь и заснул. А ведь в психологии уже давно известно, что происходит в это время с психикой ребенка.

Для ребенка, который слишком долго ждем свою мать, привлекая ее криком, жизненный опыт становится травматическим. В полотне его психической жизни образуется пустота.  «Единственной реальной вещью для ребенка в такой момент, — писал Д.В. Винникотт, — является этот пробел, то есть смерть, забытье, или амнезия».

Заботливая мама не подходит! Ребенку приходится переживать опыт, который находится вне его понимания. Преждевременная  адаптация к окружающей действительности является реальной опасностью для маленькой личности. Ресурсов для интеграции получаемых впечатлений еще недостаточно! И в полотне его психики образуются все новые и новые пробелы… После каждого подобного опыта психика изо всех сил старается воссоздавать свою жизнь заново, «залатать» пробел. И будет стремиться к этому всю жизнь, воссоздавая снова и снова подобные ситуации и решая их адаптивными и неадаптивными способами.

Дональд Винникотт – английский педиатр и детский психоаналитик называет этот процесс «психической смертью младенца», так как невыносимое отсутствие матери сильнее способности ребенка переносить это страдание. Он описывает процесс ожидания ребенком матери так:

« Ощущение существования матери длится Х минут. Если матери нет больше Х минут, то ее образ блекнет, и одновременно ослабевает способность ребенка переживать единение с ней символически. Ребенок страдает, но страдание вскоре заканчивается, потому что мать возвращается через Х+Y минут. Х+Y минут не дают последствий для состояния ребенка. Но через Х+Y +Z минут ребенок получает травму. Через Х+Y +Z минут возвращение матери не исправляет состояния ребенка. Травма означает, что ребенок испытал разрыв в непрерывности жизни…  Сумашествие, с этой точки зрения, означает разрыв в непрерывности личного существования. «Оправившись» от депривации, Х+Y +Z  ребенок должен начать все сначала, но он навсегда лишен источника, способного обеспечить непрерывность связи с его личным началом».

В бессознательном запечатлеваются эти пробелы, «белые пятна» и в будущем человек снова ищет ситуации, отношения, подобные пережитым, чтобы пережить их заново и «разрешить» их по- другому. В сущности психика таким образом ищет возможность исцелиться. Однако, чаще всего «разрешение» не наступает и человек с головой бросается в новые подобные ситуации. В связи с этим одной из задач психотерапии является помощь клиенту в восстановлении непрерывной нити в полотне его личной истории.

Родителям следует понимать, что признание ранних эмоциональных потребности ребенка обеспечит в будущем  его душевное здоровье.

Что для ребенка является психологической травмой?

child048

В своей психотерапевтической практике я работаю с личными драмами взрослых людей, истоки которых уходят в глубокое детство. Иногда состояния взрослых клиентов напоминают мне состояния людей, вернувшихся из «горячих точек»: подавленный фон настроения, вспышки ярости, диссоциативные нарушения, желание себе навредить и др. Неужели будучи ребенком они получили такие психологические «ранения», которые сходны с ранениями в боевых действиях? Неужели это возможно?

Оказывается возможно! Не могу об этом молчать, так как происходит бессознательная передача психологического наследства из поколения в поколение. И может быть эта статья заставить кого-нибудь задуматься о воспитании собственных детей или понять истоки своих психологических проблем.

То, что люди называют воспитанием порой тождественно завуалированному насилию над личностью ребенка. Человек, переживший хроническую травматизацию в детстве не может осознать полноты своего бытия в мире, не может ощутить себя по-настоящему счастливым.

В результате травматизации нарушаются интегративные способности и  такому человеку сложно осознать и справиться с тяжелыми переживаниями и воспоминаниями. Поэтому, спрашивая о том, какое у вас было детство, многие отвечают, что «детство у меня было счастливым, но я ничего не помню». Известно, что все, что психике больно, она вытесняет из сознания и человек попросту забывает многие неприятные эпизоды жизни. Но драма как раз в том и заключается, что даже вытесненная боль оказывает влияние на сегодняшнюю жизнь. Итак, давайте разберемся, какие события, ситуации могут иметь для психики ребенка травматические последствия?

Я не буду в этой статье говорить о грубых вариантах травматизации, таких как война, стихийное бедствие, сексуальное насилие в семье и т.п.. В этой статье мне хочется обратить внимание на «бытовые», так скажем, формы травматизации. Все примеры из моей личной практики.

Несоответствие поведения родителя тому, что он говорит. Например, у родителя регулярно случаются вспышки ярости, что уже само по себе травматично для ребенка и напоминает жизнь на вулкане  и при этом, родитель неустанно повторяет: «Я такой спокойный человек! Такого спокойного, уравновешенного человека не найти!»

Пренебрежение потребностями ребенка. «Мало ли что ты хочешь! Мама знает лучше, что тебе кушать, что тебе одевать, в каких кружках тебе заниматься, за кого выходить замуж …» (список продолжите сами).

Принятие ребенка только послушным, чистеньким, с хорошими оценками и неприятие его непослушным, испачканным, получившим двойку: «О! Какой грязнуля! Уходи не буду тебя любить!»,  «Не капризничай, а то отдадим тебя чужому дяде, нам такой ребенок не нужен!»

Использование ребенка в качестве собственной эмоциональной опоры. «Меня в детстве мама не любила, поэтому я родила ребенка. Уж он-то меня любит всем сердцем!» И это правда. Ребенок действительно любит, но когда ребенка «нагружают» необходимостью долюбить маму родительской любовью, которую ребенок дать не может, вот тут ребенок может «надорваться».

Физические наказания. Ребенку трудно совладать с ситуацией, когда один и тот же человек, причем самый близкий и любит и ненавидит одновременно. Причем физические наказания подрывают саму основу жизни и несут послание «Не живи!», я не говорю уже о прямых посланиях, которые вылетают из уст родителей: «Чтоб ты сдох!» И это тоже есть…

«Психологический садизм». Родитель подзывает ребенка и говорит: «А теперь давай поговорим» и начинает часами «промывать мозги» своему чаду.

Отсутствие заботы и внимания к эмоциональному благополучию ребенка.

- Мам, меня обижает Сережка!

- Ну не играй с ним.

Другой вариант, но по сути тот же:

- Мам, меня обижает Сережка!

- Отстань! Сам разбирайся!

Ребенок понимает свое одиночество и не сожжет справиться с ситуацией: он вроде не сирота, и в то же время защитить его некому.

Думаю для одной статьи достаточно? Есть над чем поразмыслить. Пусть у вас в семье будет по-другому!

Случай с паническими атаками

image

На приеме клиентка Марина, 23 лет, больше года нигде не работает, не учится, практически не выходит из дома. Привела ее мать, так как девушка испытывает приступы головокружения, страх, что станет плохо и боится  упасть в обморок.

Известно, что оборотной стороной страха является агрессия. Сила страха равна силе агрессии. Но агрессия настолько подавленная, что сам клиент ее осознать не может. Как правило, самая табуированная, «запрещенная психикой»  агрессия – это агрессия на родителей.

Почему табу? Потому что родители однажды, чаще всего в очень раннем возрасте  показали ребенку, что злиться на родителей опасно и стыдно. После этого агрессия настолько вытесняется в глубины бессознательного, что не осознается. Иногда, прорываясь наружу в сторону родителя, сразу же «сплавляется» с чувством невыносимой вины: «Как я могу злиться на родителей! Они же мне жизнь дали!» и т.п. А тут и до случайного самонаказания недалеко: переломы, ушибы, ожоги. «Нет уж, — думает психика, чем такой стресс, лучше опять эту агрессию в «темницы» бессознательного!»  Но агрессия, как инстинктивная жизненная сила никуда не девается! Теперь она будет проявлять себя через симптом – в данном случае, через панику.

Вернемся к Марине. На ранних стадиях психотерапии воспоминания Марины о детстве самые позитивные. Обращает на себя внимание фигура отца. Некоторое время Марина рассказывает об отце только то, как он ее любил, баловал. Больше никаких особенных сведений, тем более, что отец год назад ушел из жизни.

Через время Марина начинает раскрывать подробности своих чувств к отцу: это и страх перед отцом, перед его критикой и оправдания его, что своей критикой он хотел сделать ее только лучше и желал ей добра. Радовало то, что она стала рассматривать отца с разных сторон и позволила говорить  себе о нем и о своих чувствах к нему. При этом на сеансы стала приходить уже сама, без сопровождения. Прошло еще немало времени и внутренней работы психического и Марина «принесла» на сеанс гнев на отца и призналась, что наконец, «Я ПОЗВОЛИЛА СЕБЕ ИСПЫТАТЬ В ОТНОШЕНИИ ОТЦА АГРЕССИЮ И ДАЖЕ ЯРОСТЬ ЗА ТЕ УНИЖЕНИЯ И КРИТИКУ, КОТОРЫМ ОН МЕНЯ ПОДВЕРГАЛ».

Работа  с Мариной продолжается, есть другие темы для проработки, связанные с фигурой отца –отношения с мужчинами, выбор пути, самооценка, но панические атаки отошли. Теперь Марина может спокойно гулять с подружками по городу, оставаться дома одна и радоваться жизни!

Если родители позволяют своему ребенку выражать гнев на себя, ребенок понимает, что родители это выдерживают и по-прежнему любят его. Он понимает, что родители принимают его всяким: и в настроении и без настроения. В психике ребенка происходит принятие себя тоже, интеграция своих теневых аспектов личности и его целостность укрепляется. Это придаст ему жизненных сил в будущем. Для кого-то это может показаться парадоксом, однако современные достижения глубинной психологии это подтверждают!

Почему «приличные» люди бьют своих детей?

о

Кто мне на прием приходят образованные высокоинтеллектуальные люди. Порой они имеют несколько высших образований, успешны в карьере, хорошо зарабатывают. Но то, что они делают со своими детьми за закрытыми дверями может ужаснуть любого.

Почему так происходит?

Чаще всего так происходит потому, что эти  родители сами в детстве подвергались жестоким наказаниям (физическим или психологическим). Некоторые из них говорят: «Меня так воспитывали и я буду воспитывать также». И патологическая цепочка будет тянуться из поколения в поколение.

Другие осознают, что наносят непоправимый ущерб своим детям, но ничего не могут поделать с собой в процессе приступов ярости.

Каков же психологический механизм такого поведения?

Важно понимать, что высокий интеллект и эмоциональная жизнь у травмированных в детстве людей (в данном случае, родителей) могут быть очень отчуждены друг от друга. Поэтому и получается: «Умом понимаю, что нельзя так поступать со своим ребенком, но сделать ничего не могу»

Что происходит с психикой ребенка, когда родители кричат или бьют его? Для ребенка непереносимо понимание, что человек, который дал жизнь, обеспечивает безопасность в другой момент времени -  атакует и разрушает. В связи с этим, психике приходится как-то справляться и единственно возможным решением для адаптации к столь жесткой реальности является отчуждение себя от собственных чувств:  не чувствовать боли, чтобы не сойти с ума. Так у человека уже с детства складывается система: разум отдельно, чувства отдельно.

В особо крайних случаях жестокого обращения с детьми в детстве может произойти раскол личности на множество осколков и возникнуть патология под названием  «множественная личность», когда одна личность не знает, что делает другая внутри одного человека. Очень ярко это расстройство показано в фильме «Сибил», который снят на основе реальной биографии.

У отчужденной части оказывается много разных чувств  –  это боль, злость на родителей-обидчиков, чувство вины и другие. Но теперь эти чувства погружаются в бессознательное и могут годами, десятилетиями не осознаваться. Но это не значит, что их нет. Они есть, и будет «фонить» в разных ситуациях.

Например в ситуации с собственным ребенком. «Раненый» когда-то ребенок обязательно захочет восстановить справедливость и «отомстить». Однако мстить реальным родителям или как-то проявлять свою агрессию на них  –  это табу, урок в детстве был усвоен хорошо. Для ребенка показывать свои чувства, особенно агрессивные небезопасно для выживания  –  можно лишиться родительской любви и заботы.  Гораздо безопаснее отомстить наиболее слабому звену в цепочке семейной системы. А кто самое слабое звено? Конечно собственный ребенок! Так «раненый ребенок», став родителем,  срывает свою ярость на своем ребенке и не понимает, что  мстит своим родителям.

Откуда берутся угодливые жены?

жена

Почему одни люди нацелены на удовлетворение своих потребностей, а другие – сверх меры стараются удовлетворить потребности своего окружения?

Механизм такого поведения закладывается в очень раннем возрасте в отношениях с матерью. Если после рождения ребенка мать пребывает в подавленном депрессивном настроении, то смыслом существования ребенка становится необходимость ее «оживить», чтобы она в итоге могла бы удовлетворять потребности ребенка. И ребенок, а впоследствии взрослый человек развивает такие схемы поведения, которые направлены против переживания боли, грусти, тревоги  и других подобных чувств. Хотя эмоциональное развитие человека затрудняется без проживания подобных чувств и приводит по сути к отрицанию реальности.

Так и растет ребенок, полностью ориентируясь на чувства матери, привыкая быть сверх-веселым, сверх-покладистым, чтобы поднять настроение матери. При этом он остается глух к своим переживаниям и потребностям. В центре его эмоционального мира стоит мать, а впоследствии – тот человек, с которым развиваются отношения.

Необходимость справляться с настроениями матери может оказаться для ребенка непосильной и цена этому — отказ от потенциала собственной личности.